Главная | Завещания ахматовой в стихах

Завещания ахматовой в стихах

Ирина Пунина утверждала, будто решение Ахматовой было для нее совершенно неожиданным.

Популярные поэты

В это поверить просто невозможно. Ахматова боялась смерти и вообще не любила говорить ни о завещании, ни о наследстве.

Какое странное в устах ее слово!

Удивительно, но факт! Например, заявление об отказе от завещания Ахматова написала не на бланке, а на тетрадном листке.

Значит, уже задумывалась о конце? Но десять лет назад Ахматова была от мыслей о смерти, наследстве и наследниках гораздо дальше.

Анализ произведения

Трудно представить, чтобы Ахматова сам решилась пойти в нотариальную контору и вообще нашла туда дорогу без посторонней помощи.

В нотариальную контору ее привела Ирина Пунина.

Рекомендуем к прочтению! наследники очередей без завещания

И почему вдруг она решила лишить Гумилева наследства именно осенью го? Если бы дело происходило весной го, во время ссоры, когда Лев писал Ахматовой полные упреков письма, когда он жаловался на мать Эмме Герштейн и Наталье Варбанец, тогда понятно.

Но в сентябре го никаких следов новой ссоры не было. Более того, даже после ссоры 30 сентября года, когда они окончательно расстались, Ахматова нигде и никогда не говорила, что собирается лишить Гумилева наследства.

Смотрите еще

Написать столь чудовищное завещание Ахматова могла только под влиянием Ирины Пуниной. Но еще очень долго не могла собраться поехать в нотариальную контору и отменить его официально, ведь у нотариуса хранится один из экземпляров, с которого, в случае необходимости, тут же сняли бы копию, и завещание вступило бы в законную силу. Почемуто Ахматова была уверена, что все эти формальности никакого значения не имеют, а после ее смерти бескорыстная и благородная Ира, разумеется, все и так отдаст законному наследнику: Найману в этой истории отведена роль главного и, несомненно, отрицательного героя.

Удивительно, но факт! Чтобы избежать новых мучений, Ахматова и попросила Наймана.

На суде Найман сказал, будто бы он отлучился, когда Ахматова писала свое заявление, а видел только, что Ахматова собственноручно поставила подпись. Подлинник заявления Каминская нашла в Центральном нотариальном архиве Санкт-Петербурга, он подтверждает правильность именно второй версии Наймана: Найман так описывает события в нотариальной конторе: Разве она была немощным человеком?

Ведь она продолжала вести свои записные книжки, причем в них есть записи, датированные 28 и 29 апреля года. Трудно сказать, лукавит Анна Генриховна или в самом деле не понимает разницы между записной книжкой и официальным документом в нотариальной конторе. Ахматова вообще не любила заниматься такого рода делами, даже посылки к сыну за нее отправляла Эмма Герштейн.

Удивительно, но факт! Это говорит о доверии, которое по-прежнему сохранялось к И.

Написать же официальный документ для нее всегда было подвигом. Ей, как и многим творческим людям, очень тяжело давался даже переход на официально-деловой стиль.

Стихи поэтов по алфавиту

Александр Николаевич Козырев недоумевал, почему письмо Ахматовой к Сталину составлено так безграмотно, полно орфографических и синтаксических ошибок. Хотя объяснить это как раз просто: Чтобы избежать новых мучений, Ахматова и попросила Наймана. Между прочим, завещание от 20 сентября года Ахматова тоже не писала, а лишь подписала текст, набранный машинисткой в нотариальной конторе.

Ахматова обещала дать поэту и переводчику Константину Богатыреву рекомендацию в Союз писателей, но все не могла собраться написать.

Популярные тематики стихов

Когда Лидия Чуковская спросила, в чем для нее трудность, Ахматова ответила: Это было 10 января года. Завещание Ахматовой было составлено в двух экземплярах. Один из них в нотариальной конторе, другой — дома у Ахматовой. Каминская пишет, что завещание из нотариальной конторы таинственно исчезло, фактически обвиняет Наймана в подлоге, а нотариуса Крючкова — в должностном преступлении.

Похожие главы из других книг

Завещание отправили в архив, где его и нашла Анна Каминская много лет спустя. О судьбе того экземпляра завещания, что остался на руках Ахматовой, Каминская вовсе не упоминает.

Удивительно, но факт! Очень большой вклад в решение этого сложного правового конфликта внес тогда мой давний друг, ленинградский профессор Юрий Кириллович Толстой.

Надежда Мандельштам, напомним, рассказывала, что Ахматова порвала его в день возвращения Гумилева из лагеря, то есть 15 мая го. Каминская не могла не знать об этом свидетельстве, она его и не оспаривает, но и не упоминает в своем исследовании, так как оно совершенно не вписывается в ее версию. Некоторые доказательства, приведенные Каминской, всерьез принимать не стоит. Например, заявление об отказе от завещания Ахматова написала не на бланке, а на тетрадном листке.

В глазах Каминской это очень подозрительно. На самом же деле заявление можно писать на листе бумаги любого формата, ограничений здесь не было.

Облако тегов

Еще забавнее другой аргумент: Религиозность Ахматовой — отдельный и довольно спорный вопрос, а предположение Каминской, будто именины Ирины Пуниной были таким уж священным днем, критики не выдерживает. Каминская ссылается на известный и нам разговор Мандельштам и Ахматовой, невольно подслушанный. Надежда Яковлевна убеждала Анну Андреевну отменить завещание. Каминская датирует разговор октябрем го, то есть спустя полгода после того, как Анна Андреевна его отменила.

По версии Каминской, Ахматова и знать не знала о том, что отменила завещание. Но Каминская совершенно игнорирует известное письмо Н.

Удивительно, но факт! Вероятно, они забыли в тот момент, что И.

Гумилеву от 14 марта года, где история об отмене завещания изложена весьма подробно: Но в конце концов Ахматова все-таки сообщила Мандельштам об уничтожении нотариальной копии.

Намерения Анны Андреевны сомнений не вызывают.

Удивительно, но факт! Не лучше была и Анна Каминская.

А вот версия Анны Каминской и само ее исследование производит крайне неприятное впечатление. Одно время Каминская будто бы уговаривала маму: И почти сорок лет спустя после смерти Ахматовой Каминская даже не усомнилась в справедливости своих действий.

Удивительно, но факт! Но в конце концов Ахматова все-таки сообщила Мандельштам об уничтожении нотариальной копии.

Гумилев, единственный сын и наследник, был отстранен от ахматовского архива и не получил ни копейки за его продажу. Не усомнилась Каминская и в справедливости завещания года, хотя оно вызывает в лучшем случае недоумение. Возможно, Чуковская, Герштейн и, в особенности, Мандельштам относились к Пуниной предвзято. Их словам можно не верить, но как не поверить фактам?



Читайте также:

  • Формула выкуп земельного участка в собственность
  • Страхование ипотеки на случай потери работы
  • Как оплатить телефон другого абонента через 900
  • Речь адвоката в прениях по уголовному делу ст. 159 ук рф